Что такое материаловедение

Конечно, нет. Я хочу подчеркнуть лишь, что это делает уместным изучение всейистории применения прочных материалов, как металлических, так инеметаллических. Хотя новые технологические процессы во многом будут довольносложными, мы, быть может, вернемся к терпеливой скромности корпеющего над своимматериалом ремесленника, которая ныне на наших предприятиях вовсе забыта. Этопривело бы к большей занятости и, возможно, как-то компенсировало бы разногорода индустриальные уродства. Если так случится, то человечество окажетсятолько в выигрыше.

Отправной точкой, которая поможет нам разобраться в истории и некоторыхобластях применения конструкционных материалов, кажущихся наиболее важными всоциальном и техническом отношениях, послужат современные представления опрочности материалов. Выбор объектов исследования будет в известных пределахпроизвольным. Я не касался некоторых важных материалов, например, алюминия,если они не иллюстрировали какого-либо интересного принципа — l’art d’ennuyerconsiste a tout dire.

1458452510163842336

Что такое материаловедение

Прочность даже самого крупного сооружения в какой-то мере зависит отхимических и физических процессов, которые происходят на молекулярном уровне.Поэтому, говоря о материалах, нам придется оперировать физическими величинами,огромными и совершенно ничтожными, переходить от химических представленийк чисто техническим, совершать скачки из одной области науки в другую:материаловедение, выражаясь современным языком, находится на стыке наук.

Стоит лишь задуматься о механических свойствах твердого тела,как становится ясным, что какие-то представления о поведении материаловесть у каждого из нас, но далеко не всегда мы можем понять, почему материалыведут себя именно так, а не иначе. Правда, на вопрос «почему» ответитьвсегда сложнее. Однако, прежде чем доискиваться до причин какого-либо явления,его следует описать — точно и объективно. Это дело инженеров. Если дилетантможет довольствоваться смутными представлениями о том, как деформируютсяи разрушаются твердые тела, то инженер обязан быть точным, и немало поколенийинженеров совершенствовало это описание, стремясь сделать его предельнообъективным. Конечно, инженеры часто не отдавали себе отчета в том, почемукусок стали ведет себя так, а кусок бетона — иначе, но и в том, и в другомслучаях они проводили измерения и описывали все это в трудночитаемых книгах.Вооруженные знаниями «свойств» материалов, они обычно могут предсказатьповедение сложных конструкций хотя и у них случаются ошибки, и тогда мостылетят в реки, корабли тонут, самолеты разбиваются. Вся эта премудростьвоплощена в теории упругости, определяющей условия, при которых конструкционныематериалы воспринимают и передают нагрузки, сопротивляются им. Некотороепонимание всего этого необходимо и для того, чтобы разобраться в проблемепрочности материала. Если отбросить всю математику, основные принципы упругостина первый взгляд, право же, очень просты, но для истинного понимания онина удивление трудны. Причина этого, я думаю, кроется в том, что все мывоспитаны на некоторых инстинктивных знаниях о прочности — не будь этого,мы ломали бы вещи и травмировались гораздо чаще, чем сейчас. И в результатенам кажется, что такого подсознательного понимания вполне достаточно. Вконце концов все это оборачивается трудностями, связанными не столько сизучением элементарной теории упругости, сколько с собственными предубеждениями.

Комментарии закрыты.