Якорь, удерживаемый у борта двумя цепями (пертулинем и рустовом), готовый к отдаче

25 сентября 1818 г. русский военный бриг «Фальк» под командованием лейтенанта Щочкина, имея на борту груз и команду из сорока двух человек, снялся с кронштадтского рейда на Свеаборг. Из-за сильного непрерывного западного ветра корабль несколько раз спускался под ветер и отстаивался на якоре в районе островов Гогланд, Бьерке и Сескар. 13. октября «Фальк» подошел к мысу Стирсудден, где в течение семи дней отстаивался из-за плохой погоды на якоре. Вечером 20 октября свежий ветер от норд-веста перешел в шторм со снежными зарядами. Корабль начал дрейфовать к берегу. Видя, что даже при полностью вытравленном канате якорь не держит, вахтенный мичман приказал отдать второй якорь. Отдали фиш — якорь повис вертикально на своем канате у борта под крамболом. Беспрестанно захлестываемые волнами тали ката обледенели и заклинились. Раскачиваемый на большом волнении якорь стал рогом бить в борт корабля: в деревянной обшивке брига ниже ватерлинии образовалась пробоина. Командир «Фалька» принял решение выбросить бриг на мель близ Толбухина маяка. Но корабль, уже изрядно набрав воды, сел на мель далеко от берега. Подать какой-либо сигнал с гибнущего корабля оказалось невозможным: огни залило водой, а порох намок.»

С рассветом подошли на помощь смотрители Толбу- ¦ хина маяка. Спасли всего двух человек, остальные со^ рок погибли от холода.

94. Якорь, удерживаемый у борта двумя цепями (пертулинем и рустовом), готовый к отдаче (70-е гг. XIX в.)

 

Чтобы отдать адмиралтейский якорь, закрепленный на время плавания по-походному, тоже надо немало времени. Любое замешательство и здесь не раз приводило к катастрофам.

Вот, например, что произошло с американским трехмачтовым кораблем «Генерал Грант» водоизмещением 1200 т.

13 мая 1866 г. близ острова Окленд корабль попал в полосу безветрия. Начавшийся ночью прилив потащил судно к отвесным утесам острова. Попытки отдать закрепленный по-походному на океанский переход якорь массой в 3 т не удалось. Сильное приливное течение занесло судно в гигантский грот, созданный природой в прибрежных утесах Окленда. Входя в грот, корабль переломал одну за другой стеньги мачт о его верхние своды. После этого он остановился. Увеличивавшийся прилив поднимал корпус «Генерала Гранта» все выше и выше. Верхушками мачт судно уперлось в свод этой гигантской пещеры; на метавшихся в ужасе по палубе пассажиров и команду сверху начали падать обломки скал. Когда прилив достиг наивысшей точки, шпоры мачт проломили днище и вода — хлынула внутрь судна. Через каких-нибудь двадцать минут великолепный корабль уже покоился на дне грота. Этого не произошло бы, если бы капитан отдал приказание приготовить якорь, подойдя к острову.

Комментарии закрыты.